-->
Воспоминания: "ДЕТИ ОКТЯБРЯ"

“ДЕТИ ОКТЯБРЯ” 

ШТРИХИ ВОСПОМИНАНИЙ

В 1922 году я работал кондуктором в трамвайном парке имени Смирнова, и впервые вступил в ряды Комсомола по рекомендации т. Левитина - б.комсорга организации.

Молодежь в те далекие годы была застрельщиком хороших дел, помощником партии.

В производственной и общественной жизни трампарка имелось много недостатков: простои вагонов из-за несвоевременного ремонта, невыход их на линию, возврат вагонов, массовые прогулы рабочих - все это вредно отражалось на эксплоатации трамвайного движения, на содержании путевого хозяйства.

На одном из комсомольских собраний было решено регулярно выпускать стенгазету по примеру других предприятий. К голосу молодежи прислушивались и “носители” зла и администрация парка.

Вскоре редакция издававшейся в то время “Красной газеты” созвала впервые общегородское инструктивное совещание редакторов стенных газет. Были намечены ближайшие задачи стенной печати, в том числе установление живой связи рабочих корреспондентов с “Красной газетой”.

Для рабкоровских материалов, как и теперь, отводились 1-2 полосы под крупным заголовком “На Фабриках и Заводах”, где помещались заметки о производственной жизни предприятий.

В дальнейшем “Красная газета” стала выпускать к основному номеру отдельные приложения по разделам промышленности, составленные из рабочих корреспонденций.

“Полпредом” рабочей массы от Судостроительной верфи был тов. Касимов, вокруг которого группировались и другие рабкоры, от коммунальных предприятий выступал т. Брегман, от табачной фабрики им.Урицкого тов. Саулин и др. Начав с коротких информаций для газеты, последний обнаружил незаурядные литературные способности, и вскоре выпустил книгу под названием “Тина барахольная”, в которой правдиво и ярко были обрисованы темные махинации и грязные делишки жуликов и спекулянтов.

В тот же период времени при редакции организовывалось литературное объединение “Резец”, которое сыграло немалую роль в развитии юных талантов. “Проба пера” началась с маленьких рабкоровских заметок в газету.

“Резцом” руководил, ныне покойный, Илья Садофьев.

На Фонтанку, в дом №56, где помещалась газета “Ленинградская Правда”, рабочие после работы приходили послушать, как товарищ Садофьев новгородским говорком читал свои не лишенные символизма стихи о том, как “пенится в бокалах индустриальное вино”.

Литературной работой занимались многие рабочие. Тов. Крайский помогал усвоить технологию творчества в организованном им кружке. Впервые был открыт техникум печати, подготовивший кадры для газетных работников.

Помню, как впервые появился в редакции “Красной газеты” новый поэт с 3-й электростанции, с полным краснощеким лицом и веселыми, немного озорными глазами.

Он подошел к заведующему отделом на “Фабриках и Заводах” тов. Рабиновичу и отрекомендовался:

- Владимир Соловьев!

Впоследствии лауреат государственной премии, автор известных пьес: “Фельдмаршал Кутузов”, “Великий государь” и других, Соловьев принес стихи, аккуратно написанные на хорошей меловой бумаге.

У него была привычка громко читать свои произведения перед “резцовцами”. 

“Вдали качается желтеющее брюхо

Беременной Земли...” 

декламировал Соловьев, расхваливая довольно смелые, в то время, образы своих стихов.

В живости характера и подвижности не уступал ему и член объединения “Резец” комсомолец Михаил Левитин - активный рабкор, впоследствии зав. Железнодорожным Отделом, а позже и талантливый сатирик, автор целого ряда книг, зло высмеивающий подхалимов, бюрократов и других мешающих строить здоровый быт.

Еще раньше, до Октябрьской революции, стали появляться стихи Василия Князева, который печатался под псевдонимом “Красный Звонарь”, откликаясь на все события дня.

В кожаном пальто, красный от мороза и хмеля (и это бывало!) вбегал он в редакцию с только что написанными им “виршами”.

Назавтра они под крупными заголовками уже печатались на видном месте газеты.

Поэты “резцовцы” приходили с рукописями запросто к зав.отделом “На Фабиках и Заводах” т.Шавлюге или к тов.Флаум, и те, нередко, после правки, сдавали рукописи в набор, при чем считалось лестным, если они набирались крупным шрифтом, корпусом древним или “на шпонах”.

Вспоминается талантливый сатирик Владимир Волков, чутко, по наставнически, относившийся к молодым авторам, помогавший им развивать свое художественное мастерство.

Часто приглашал он начинающих поэтов к себе домой, где за чашкой чая разбирал то или иное произведение.

Почти ежедневным гостем в редакции был Александр Флит - талантливый сатирик-фельетонист.

С большим, загнутым наподобие клюва, носом, подходившим к верхней губе, настоящий “живчик”, с искрящимися глазами, Флит был постоянно окружен редакционными работниками.

Каких только новостей не узнаешь, бывало, от него. Говорил он всегда быстро, увлекательно и с жестикуляцией.

Из молодежи вспоминается сатирик Владимир Иванов, который, в противоположность Соловьеву, был крайне застенчивым и скромным подростком, с почти постоянной, сохранившейся “ухмылкой” на лице.

Я в эту пору уволился из трамвайного парка и по окончании литературной учебы стал профессиональным поэтом.

Печатал стихи в ленинградских газетах и журналах, в том числе во всех приложениях к “Красной газете”, в “Красных ребятах”, в “Литературной неделе” и в сатирическом “Кипятке”, в котором на фактическом рабкоровском материале выходили мои стихи и эпиграммы.

Виновникам производственных непорядков попадало, как говорится, “не в бровь, а в глаз”.

Органом сатиры являлся и ленинградский журнал “Бегемот”, а потом “Ревизор”.

Приложения к “Красной газете” являлись печатными органами для начинающих поэтов и прозаиков.

Большой любовью и нежностью были проникнуты стихи с “географическим” уклоном Всеволода Рождественского, печатавшиеся в “Литературной неделе”.

Мне много приходилось выезжать вместе с бригадой лит.группы “Резец” на ленинградские фабрики и заводы и выступать с чтением своих стихотворений.

Бывали мы в цехах Металлического, Кировского завода и других.

В 1926 году вышел из печати сборник “Октябрьские всходы”, под редакцией Ильи Садофьева, с моими стихами. Конечно, это была “проба пера”, только начало литературной деятельности.

К тому времени относится и принятие меня членом Всероссийского союза писателей, возглавлявшимся “маститым” Федором Сологубом. Будучи много лет и членом Союза драматургов и композиторов - в тот период и те и другие входили в него - я, до 1936 года работал вместе с т.Левитиным и в области малых форм. Немного позднее мои стихи для детей, под редакцией т.Фролова, частенько передавались по радио, в том числе песни, написанные на мой текст композиторами Волошиновым и Черневским.

В 1928 году мне довелось работать вместе с Владимиром Соловьевым: в журнале “Лен.Металлист” юмористическую страничку мы выпускали под редакцией Михаила Козакова - автора известных романов “Человек, падающий ниц”, “Девять точек” и др.

В 1956 году в Лен.Гослитиздате вышел его большой посмертный труд “Крушение империи”.

Всегда тщательно побритый, с умными, с “лукавинкой” глазами, Козаков имел важный и неприступный вид, не соответствующий его характеру - спокойному, легкому и отзывчивому.

В этом я убедился и по работе с ним в журнале “Лен.Текстиля”.

В “Красной газете” начал свое творчество и безвременно скончавшийся ответственный редактор журнала “Нева” Александр Черненко. В двадцатых годах им был написан роман “Расстрелянные годы”, переизданный в 1956 году. 

Говоря о рабкорах “Красной газеты” нельзя не упомянуть о стихах Николая Кубанского, которые отличались злободневностью и агитационным своеобразием. Они помещались на протяжении многих лет.

Кубанский вышел в поэты из молотобойцев и был моим искренним другом и советчиком. Круглый год носил он высокие сапоги, осеннее порыжевшее пальто и кожаную фуражку. Поэзия Кубанского дышала уважением к рабочему человеку, и он гордился званием рабкора.

В тридцатых годах тяжелая болезнь надолго оторвала меня от литературной деятельности.

С 1942 г. по 1944 г. я находился в эвакуации в г.Барнауле, где принимал деятельное участие в Краевом литературном объединении и регулярно печатался в ежемесячных литературных сборниках. Председателем указанного объединения была тов. Москвичева - ныне работник Всесоюзного радио.

Бригада поэтов, в которую входил и я, многократно выступала с чтением стихов в госпиталях г. Барнаула.

По возвращении в Ленинград я продолжал свою литературную деятельность. Мои стихи печатаются в многочисленных ленинградских сборниках городской и областной печати.

В 1957 году в Лениздате вышла моя книга “Забавные истории” с тиражом 25,0 тыс экземпляров.

Однако, вернемся к периоду издательства “Красная газета”. Все больше и больше группировалось рабкоров вокруг литературной группы “Резец”. Много замечательных поэтов от станка вышло из рабочих рядов.

Не могу не отметить плодотворную работу рабкора фабрики “Красная нить” - ныне персонального пенсионера Соколова Е.Т., печатавшегося в ленинградских газетах и журналах еще в дореволюционное время и призывавшего в своих стихах к борьбе с царизмом.

В 1914-15 годах т. Соколов был делегатом от солдат по заключению перемирия с немцами.

Весьма примечательным явлением были стихи рабкора Николая Тихомирова, в правке которых участвовал и я.

Это он писал: 

Оба мы родные братья -

Я - рабочий,

Ты - мужик!

Наши крепкие объятья

Смерть и гибель для владык! 

Следует по заслугам оценить литературную деятельность авторов-рабкоров, во многом способствовавших успехам социалистического строительства в нашей стране.

В сборнике “Октябрьские всходы” в 1926 году рабочий Ленинградской судостроительной верфи Александр Касимов в стихотворении “Рабкоры - дети Октября” писал:

“Силою стихийной

Мы на свет явились,

В мощные колонны

Встали к ряду в ряд, -

И в строках печатных

Закипели звоны,

Далеко разлились

Песни Октября! 

Ленинград

1965 г. 



Источник: http://nikolai-makov.narod.ru/
Категория: Мои статьи | Добавил: Razhivin (11.10.2020) W
Просмотров: 13 | Теги: Владимир Соловьев, Барнаул, Красная газета, Василий Князев, Александр Флит, рабкоры, Антоний Касимов, эвакуация, Илья Садофьев | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar